Опубликовано: 10 август 2020 г.

Дальнейшая судьба протеста будет зависеть от власти

Жители Хабаровска 9 августа отметили месяц с начала протестов, вспыхнувших из-за ареста губернатора Сергея Фургала. Тысячи жителей продолжают выходить каждую неделю на главную площадь города, несмотря на задержания активистов. Власти стараются купировать последствия протестов, в частности ограничивая оппозиции доступ на выборы.

Пятую неделю подряд в Хабаровске проходят митинги в поддержку бывшего главы края. Мэрия оценила количество участников в 2,8 тыс., оппозиция – в десятки тысяч. Горожане по традиции вышли на площадь перед зданием краевой администрации, а затем устроили шествие по центральным улицам. Полицейские не вмешивались, лишь призывая людей, вышедших на проезжую часть, освободить ее.

На площади Ленина в начале акции собрались около 2 тыс. человек. «Митингующих не так много, как во время самой первой протестной акции, но больше, чем в прошлую субботу. Тогда, напомним, в городе был сильный ливень», – отмечает портал dvhab.ru.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов пояснил «НГ»: «Я не вижу большой разницы между социальными и политическими протестами в современной России. Поскольку по факту запрещены любые протесты и массовые выступления, любое участие в волнениях – это политический шаг. Не разгоняют – поскольку, с одной стороны, ждут, что рассосется, с другой – не считают ситуацию критической, хотя объективно по масштабу она беспрецедентна».

По наблюдениям эксперта, как правило, жители одного региона не следят за повесткой в других субъектах Федерации и не понимают природы чужого протеста. «В общероссийской повестке регионы занимают низкое место, – отмечает Виноградов. – Есть очевидные эмоции, общие для разных субъектов: усталость, раздражение, ощущение, что власть пребывает в параллельном мире. Но в контент, актуальный для всех регионов, это не оформляется».

«Архитектор протестной повестки в России по-прежнему власть, – считает эксперт. – Если она не будет создавать антиповестку, то сама по себе она не образуется. Но у власти не получается ее не создавать. Дегтяреву нужно совершить чудо, чтобы переломить отношение к себе жителей края».

Первый вице-президент Центра Алексей Макаркин пояснил «НГ», что власть решила не разгонять митинги, потому что сочла их «политическим безумием», полагая, что на улицу вышли «свои». При этом местные силовики разогнать протесты явно не способны, а задействовать полицию из других регионов – значит спровоцировать конфликт внутри силовых ведомств. Эксперт подчеркнул, что власть не увидела угрозы для себя, потому что не заметила у протестов единого руководства, а следовательно, перспективы федерализации.

«Сформулировать конкретную программу действий несогласные не смогли, тактика ожидания для Кремля оказалась органичной. Поскольку неприемлемым было как разгонять людей, так и легитимизировать протест, например через круглый стол с оппозицией. Протестующих воспринимают не как сторону переговоров, а как нарушителей закона, которых по каким-то причинам нельзя привлечь к ответственности», – отметил Макаркин.

По мнению эксперта, Кремль не хотел, чтобы хабаровский протест объединился с московским, где власти задерживали одиночных пикетчиков. Макаркин считает, что протесты могут впоследствии отразиться на политической обстановке в регионе. «Тема Хабаровска уходит, акции будут продолжаться, но волна на спад, при этом внутреннее недовольство жителей области никуда не денется, – отмечает он. – Дегтярев – это не Фургал, а системный политик. Он не хочет популизма, он приехал, как представитель федерального Центра, поэтому парламентские выборы в регионе могут быть непростыми. Для оппозиции же это прецедент, который она бы хотела раскрутить по всей стране. Но универсальные поводы для протеста появляются только тогда, когда власть вызывает полное отторжение, а этого пока нет. Протесты показали, что россияне могут протестовать, а власть не знает, где рванет в следующий раз».

Глава аналитической службы КПРФ Сергей Обухов отметил: «У нас еще не было столь длительных региональных протестов – это прецедент, протест уже давно перерос свой формальный повод. А для столь длительного протеста, как мы видим, нужны два условия: недовольство региональной элиты и глубинное массовое недовольство». По мнению Обухова, протест становится «более красным и левым». «Черный лебедь может быть любым, – говорит он, – но в любом случае окрасится в красные цвета социальной справедливости, потому что таков глубинный запрос. Этот протест – предупредительная сигнальная ракета. Столичный протест же не имеет внутриэлитной подпитки и воспринимается как протест сытого среднего класса, ему не хватает глубинной поддержки. Впрочем, еще не вечер», – сказал он.

Последствия протеста, по мнению представителя КПРФ, уже видны: власти проводят предвыборную зачистку регионов, например пять тяжеловесов-коммунистов не допустили к выборам. «Власть боится, что существующий протест приведет к тому, что ее ставленники окажутся в нокауте. Транзит для Кремля все менее благоприятен, стабильность уже не воспринимается гражданами как безусловное благо», – отметил Обухов. Новое, считает Обухов, в том, что «сформировано ядро протеста из совершенно разных людей».

Президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов заявил «НГ», что политический характер протеста очевиден, хотя таких лозунгов нет. Речь, по его словам, идет не о Фургале, а о том, «как жить дальше». По мнению эксперта, в Кремле принято решение распылить протест, «купировав» активных участников. «Никакого сигнала, конечно же протестным группам не посылается, это просто рациональная тактика, опробованная ранее. Но неожиданность в том, что жители отвечают иррационально. Это протест накопленный. Потому что население экономически и социально независимо», – отметил он.

По мнению эксперта, перспектив на федерализацию протеста нет, поскольку именно политический протест в обществе не подхватывается. «К губернаторам вообще в стране относятся не очень хорошо, а если еще чужой губернатор попал под уголовные дела, то перспектив солидаризации нет. Люди еще не научились понимать, что последствия от негативных решений власти в отдельном регионе могут коснуться и их», – пояснил он.

Куртов отметил, что дальнейшая судьба протеста будет зависеть от власти: если она продолжит игнорировать протест, он пойдет на спад, а если будет отвечать жестко, тогда это может ударить по всей стране. «Люди показали, что умеют выходить на улицы и не один-два раза, а минимум месяц. Кроме того, стало ясно, что взаимодействие власти и общества недостаточно развито, нужно искать новые формы. Если же власть и дальше будет игнорировать чаяния общества, то это чревато», – подчеркнул эксперт.

Источник: Независимая газета
Рейтинг статьи
(голосов: 0)
Загрузка...
Загрузка...
Loading...
Загрузка...